http://magicflower.by/ доставка цветов в Минске

Главная

России и Белоруссии суждено соединиться по-путински
«Комсомольская правда», 26 июня 2002 г.
Сергей ЧУГАЕВ
Убедить в этом Лукашенко призваны «политические тяжеловесы»

Судьба союза России и Белоруссии вот уже вторую неделю остается одной из самых горячих политических тем в обоих государствах. События развиваются исключительно динамично: заявление Путина 22 июня - ответ Лукашенко - поездка в Белоруссию Бориса Ельцина - пресс-конференция Путина, в ходе которой было немало сказано о перспективах двусторонних отношений. Наконец, последнее известие: в Минск вылетает бывший премьер-министр РФ, ныне - председатель Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков. По некоторым предположениям, в случае его успешных переговоров с Лукашенко в конце недели можно ожидать визита в Белоруссию и самого российского президента. Он может прилететь в Минск прямиком с саммита в Канаде. Как видим, Владимир Путин подтянул к решению проблем с белорусским коллегой самую что ни есть «тяжелую артиллерию». И сам действует крайне энергично, времени не теряет. Что само по себе является свидетельством того, насколько российское руководство заинтересовано в союзе с Белоруссией. Хотя и на своих условиях. Жестко же настаивать на этих условиях Путина, как можно полагать, заставили по крайней мере две ошибки, допущенные Лукашенко буквально под занавес подготовки документов о создании союза. Во-первых, насколько известно, белорусский лидер здорово испортил отношения с капитанами российского бизнеса. Речь шла об участии ведущих наших финансово-промышленных групп в приватизации ряда белорусских предприятий. Лукашенко пообещал россиянам «зеленую улицу», а потом неожиданно зажег перед ними красный свет. Испугался, видимо, потери своего личного контроля над частью белорусской экономики. Это, естественно, вызвало неудовольствие бизнесменов, имеющих определенное влияние на российскую политику. Во-вторых, белорусский лидер так и не смог избавиться от личных политических амбиций. В представленных им Путину проектах документов, регламентирующих устройство союзного государства, отчетливо проступало стремление «порулить» политикой на едином пространстве. Что, учитывая соотношение экономик двух стран, выглядело довольно нелепо. Ну а поскольку сроки подписания договора о союзе неумолимо приближались, то Путину пришлось действовать и быстро, и энергично, но вполне последовательно. Российский президент предложил две модели объединения. Либо - создание единого государства, субъектом которого становится Белоруссия (сохраняя свое членство в ООН), либо - объединение по модели Евросоюза, с сохранением суверенитета, независимости и всех атрибутов государственности обеими странами. Помочь убедить Лукашенко в неизбежности принятия им одного из вариантов Путин    попросил Бориса Ельцина, который как раз собирался в соседнюю республику с частным визитом (поездка, это точно известно, была запланирована еще весной). Здесь интрига приняла дополнительный оттенок. В Москве вдруг стали распространяться в очередной раз слухи о неких политических амбициях Ельцина, подготовке им планов возвращения к власти в России. И это при том, что, как сообщают наши корреспонденты из Минска, первый российский президент вел себя здесь абсолютно корректно, никаких громких, сенсационных заявлений не делал. Поговорил с Лукашенко за закрытыми дверями - насколько известно, как раз убеждал его принять путинскую модель - и отправился рыбачить в Вискули. Так что если кто-то и хотел столкнуть лбами бывшего и нынешнего российских президентов, то у него это опять не получилось. О чем, собственно, и сообщил Путин на своей суперпресс-конференции. Если Ельцин, как можно полагать, говорил с Лукашенко о политической составляющей союза, то Примаков, скорее всего, больше внимания уделит экономике. Не исключено - даст белорусскому президенту возможность уладить проблемы с российским большим бизнесом. И это в конечном счете может создать условия, при которых Лукашенко будет уже не так сложно выбирать между двумя моделями объединения, предложенными российским президентом. Собственно, и выбора-то у него нет. Очевидно, что российскому и белорусскому народам суждено быть единой семьей. С Лукашенко или без него.