http://magicflower.by/ доставка цветов в Минске

Главная

БЕЛОРУССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ "ВТОРЫМ ТАТАРСТАНОМ" В СОСТАВЕ РОССИИ
Это один из сценариев преодоления политического кризиса, возникшего между двумя странами
Независимая газета, 18.06.2002 
Опрос подготовил Емельян Бряндин
Минск будоражит заявление Владимира Путина, сделанное им еще на прошлой неделе в Москве. Российский президент усмотрел в действиях белорусского руководства по созданию Союза Белоруссии и России (СБР) попытку возродить "что-то наподобие СССР". Это вызвало соответствующую реакцию в Белоруссии. Все эти дни ведущие минские газеты и телевидение наперебой пытались дезавуировать высказывания Путина. Заместитель главы администрации президента Белоруссии Леонид Козик (который руководит с белорусской стороны рабочей группой по подготовке Конституционного акта российско-белорусского союза) сказал, что эта тема даже не обсуждалась во время встречи между лидерами двух стран в ходе их недавних переговоров в Санкт-Петербурге. По просьбе "НГ" возникшую ситуацию прокомментировали три эксперта.
Константин Затулин, директор Российского института стран СНГ
Владимир Путин мог бы найти и более сдержанную форму для своих высказываний и не упоминать в них про Советский Союз. Для Лукашенко же лучший выход воздержаться в данном случае от каких-либо резких высказываний. Но ясно, что возник явный политический кризис в отношениях между двумя странами, последствия которого могут быть катастрофическими и для России, и для Белоруссии. В этой ситуации обе стороны должны с трезвой головой взглянуть на то, а что же будет в случае, если Союзное государство не будет создано. А будет следующее. Авторитет России на пространстве СНГ от этого не выиграет, а только пострадает. В Белоруссии это в какой-то перспективе чревато крушением Лукашенко, во всяком случае, для Запада это будет карт-бланш, чтобы предпринять для этого специальные меры. Кстати, Запад, наверное, слова Путина уже и воспринял как зеленый свет для того, чтобы действовать как угодно в отношении Белоруссии, не озираясь на особое мнение России. Все это может привести к тому, что Белоруссия через некоторое время станет в череду стран, которые ищут вступления в НАТО. В результате Россия будет поставлена перед необходимостью отказаться от своих военных объектов в Белоруссии, усложнятся все ее планы, связанные с транзитными путями в Европу, потому что без союза с Белоруссией мы будем отброшены на задворки Европы. В этом смысле судьба Калининградской области тоже окажется весьма проблематичной. Таким образом, многообразные геополитические, военно-политические и, кстати говоря, экономические последствия и проблемы, связанные с нереализацией планов создания Союза двух государств, будут стоить России гораздо дороже, чем все сегодняшние расходы на поддержание особых экономических отношений с Белоруссией.
Алексей Малашенко, член научного совета, профессор Московского центра Карнеги
Происшедшее - закономерный итог всей истории с развитием российско-белорусских отношений в рамках упомянутого договора. Этот процесс был обречен изначально, потому что сама попытка возродить союз двух государств на непонятно какой основе и с какими полномочиями каждого из них уже представлялась нелепой. В 1996 г. было совершенно непонятно, какие виды на Россию имеет Лукашенко, в то время как Ельцин исходил из чисто популистских позиций, зная, что стремление к объединению находит отклик как у россиян, так и у белорусов. В ближайшее время станет ясно, как будет развиваться кризис. альнейший его сценарий может иметь три направления: 1) полная покорность Белоруссии "воле Москвы", которая, естественно, будет завуалирована в тактичную, приемлемую для Лукашенко форму, и в этом случае, если будет принят сценарий Москвы, то Белоруссия со временем может стать чем-то наподобие "второго Татарстана" в составе России; 2) "фронда" - то есть демонстрационная дружба с Западом на фоне показной утраты всякого интереса к продолжению работы по созданию Союзного государства; 3) и наименее вероятный вариант - неожиданная смена руководства республики в лице самого Лукашенко, который, будучи фигурой "постсоветского древа", является основным тормозом более глубокого интеграционного процесса.
Евгений Кожокин, директор Российского института стратегических исследований
Идеологические воззрения части наших политических элит не отменяют и не могут отменить стратегической значимости союза двух государств. Это определенный кризис в наших отношениях, но кризис преодолимый и для Минска, и для Москвы. В самой Белоруссии в настоящий момент убеждены, что "белорусская сторона не станет разрушать своими же руками то, что создавалось многие годы исходя из интересов наших народов". Но если она согласится с российским вариантом устройства Союза, то обеим сторона уже не придется ломать копий по поводу всяких "надгосударственных" парламентов и конституционных актов, по ряду пунктов отменяющих Конституции того и другого государства. Союз, в той или иной его форме, будет под эгидой одного государства - Российского. И с российским гимном "на музыку гимна Советского Союза".